vadim_i_z: (Default)
     Можно по-разному относиться к некоторым его поступкам, интервью, манере одеваться... Но это забудется: Что ж будет памятью поэта? Мундир? Не может быть.. Грехи?.. Они оброк дурного света... Стихи, друзья мои, стихи!
     А стихи Евтушенко останутся; не все, конечно, но очень и очень многие. Чего ещё требовать настоящему поэту?

Вспомним )

vadim_i_z: (Кубоид Мориса Эшера)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] drugoj_m в 26 марта 1984 года умер Георгий Евгеньевич Трифонов

Париж, 1980 год.

Георгий Евгеньевич Трифонов (литературный псевдоним - Михаил Дёмин), 1926 - 1984 гг. , поэт, прозаик, художник. Фронтовик (кавалерист - и это во 2-ю Мировую!). Тюрьмы и лагеря (сосед по коммуналке написал донос, чтобы забрать комнату, а дальше всё закрутилось). Казак лихой. Бродяга. Вечный романтик. Автор вполне официальных поэтических сборников и прозы. Автор книг, напечатанных в "Тамиздате". Автор написанных по лагерям известных блатных песен, которые живы до сих пор, их помнят и поют. Автор народных цыганских песен - писал, когда кочевал с табором. И много, много ещё.
Хочу вспомнить в день его памяти стихотворение из его давней книги (1958 г.), одной из первых.

Тоска

Только полночь в окошко глянет,
конь о камень копытом грянет,
вновь тоска просыпается злая,
нестерпимая,
кочевая,
по всему,
что не долюбилось,
не допелось,
полузабылось,
что мечталось
и что не сбылось...
Но по-прежнему
не избылось.

vadim_i_z: (Default)
  •    ...а старые обезьяны  все  еще  вспоминают  о  том,  как  они  жили  до эволюции...
  • И вот уже он стал таким великим художником, что мог не слышать ничего вокруг, как Бетховен, и не видеть ничего вокруг, как Гомер.
  • Буйным становится человек, когда он продает душу дьяволу, но  каким  же кротким становится он, когда он отдает богу душу.
  • АЛЕКСАНДР МАКЕДОНСКИЙ
    - Избавь меня, бог, от друзей, а с врагами я сам справлюсь!
    Он так усердно боролся с врагами, что бог избавил его от друзей.
  • КАИН
    Уже на заре истории была уничтожена половина человечества: Каин убил Авеля.
    Потом потекли мирные дни. Каин оказался дельным хозяином: он быстро освоил землю и заселил ее обильным потомством. И своим детям, которые не могли всего этого оценить, Каин не раз говорил:
    - Берегите, дети, этот мир, за который погиб ваш дядя!
  • Ещё )
  • Запасы времени в природе неограничены, но как мало приходится на каждого человека.
vadim_i_z: (Default)
На  тысячи  верст  кругом
равнину  утюжит  смерть
огненным  утюгом.
В  атаку  взвод  не  поднять,
но  сверху  в  радиосеть:
«В  атаку, –  зовут  –  …твою  мать!»
И  Эрнст  отвечает:  «Есть».
Но  взводик  твой  землю  ест.
Он  доблестно  недвижим.
Лейтенант  Неизвестный  Эрнст
идет
наступать
один!
И  смерть  говорит:  «Прочь!
Ты  же  один,  как  перст.
Против  кого  ты  прешь?
Против  громады,  Эрнст!
Против  -
четырехмиллионнопятьсотсорокасемитысяячвосемь-
сотдвадцатитрехквадратнокилометрового  чудища
против,  -
против  армии,  флота,
и  угарного  сброда,
против  -
культургервышибал,
против  национал-социализма,
-  против!
Против  глобальных  зверств.
Ты  уже  мертв,  сопляк?..
«Еще  бы»,  -  решает  Эрнст
И  делает
Первый  шаг!
vadim_i_z: (Default)
     Итак, в этот день, который уже клонился к закату, на Королевской Лужайке Король и Королева сидели на возвышенном месте, а над ними слегка колыхалось знамя с изображением Цветной Капусты.
     Чуть пониже располагались придворные кролики, или, как их называли в кроличьем простонародье, Допущенные к Столу. А еще ниже те, которые стремились быть Допущенными к Столу, а дальше уже стояли или сидели на лужайке рядовые кролики.
     Легко догадаться, что чрезвычайное собрание кроликов было вызвано чрезвычайным сообщением Задумавшегося.
     – Наш страх – их гипноз! Их гипноз – наш страх! – повторяли рядовые кролики, смакуя эту соблазнительную мысль.
     – Какая смелая постановка вопроса! – восклицали одни.
     – И мысли следуют одна за другой, – восторгались другие, – ну, прямо, как фасолины в стручке.
     – Ой, кролики, что буде-ет! – говорили третьи, которым от, великого открытия Задумавшегося делалось до того весело, что становилось страшно.
     И только жена Задумавшегося, стоя в толпе ликующих кроликов, то и дело повторяла:
     – А почему мой должен был разоблачать удавов? А где Допущенные к Столу мудрецы и ученые? А что мы за это имеем? Ведь удавы будут мстить мне и моим детям за то, что он здесь наболтал!
     – Ты должна им гордиться, дура, – говорили ей окружающие кролики,– он великий кролик!
     – Оставьте, пожалуйста! – отвечала им крольчиха. – Уж я-то знаю, какой он великий! Дожил до седин, а до сих пор не может листик гороха отличить от листика фасоли!
     А между тем Королю кроликов сообщение Задумавшегося не понравилось. Он почувствовал, что эта новость ничего хорошего ему не сулит. Но, будучи опытным знатоком настроения толпы, он, видя всеобщее ликование, не мешал ему проявляться со всей полнотой. Он понимал, что всякое ликование толпы имеет свою высшую точку, после которой оно обязательно должно пойти на убыль, и тогда уже можно будет высказывать свои сомнения.
     Дело в том, что когда кто-нибудь, а в особенности толпа, начинает ликовать, он еще не знает, что всякое ликование рано или поздно должно пойти на убыль. И вот, когда ликование начинает идти на убыль, ликующий, чувствуя, что его ликование иссякает, склонен обвинить в этом того, кто, вызвав ликование, оказывается, не придал ему неиссякаемого характера.
     Но если кто-то своим критическим отношением к предмету ликования перебил всеобщее ликование, тогда гнев ликующих с особенной силой устремляется на него. Ведь ликующие думали, что их ликование носило неиссякаемый характер, а этот злобный завистник нарочно им все испортил.
     Король кроликов все это знал хорошо и поэтому долго молчал. И вот, когда ликование очень сильно иссякло, хотя все еще отдельные его вспышки то здесь, то там озаряли радостью толпу, кролики стали замечать, что сам Король почему-то молчит. И не только молчит. Лицо его выражает грустную терпимость перед печальным зрелищем всеобщего заблуждения.
     И тут все начали понимать, что Король сомневается в правильности наблюдений Задумавшегося. Допущенные, заметив сомнение Короля, довели его при помощи отдельных выкриков до степени откровенного возмущения. Возмущение Допущенных в свою очередь было подхвачено Стремящимися Быть Допущенными и доведено до выражения гневного протеста против не проверенных Королем научных слухов.
vadim_i_z: (Default)
Огонёк 1966 № 12:      1978 год: 
vadim_i_z: (Default)




  • Мне бы, признаться, хотелось повстречать единорога, пробираясь через густой лес. Иначе какое удовольствие пробираться через густой лес?
  • Обезьяны не смеются, смех присущ одному человеку, это признак его разумности.
  • Никто и никогда не понуждает знать, Адсон. Знать просто следует, вот и все. Даже если рискуешь понять неправильно.
vadim_i_z: (Default)






     Он укрыл меня до самого подбородка и подоткнул одеяло со всех сторон.
     – Почти все люди хорошие, Глазастик, когда их в конце концов поймешь.
vadim_i_z: (Default)

Сосед

1 )

Руководитель оркестра

2 )

Педагог

3 )

Москва – Минск

4 )

«Царь Иван Грозный» в Минске

5 )

Последние годы

6 )

***

     Сегодня, 23 декабря 2015 года, исполняется 90 лет со дня рождения Виталия Витальевича Катаева.
     Бывают яркие личности, память о делах которых остаётся надолго. О таких людях нужно рассказывать тем, кто не застал их на этой Земле.
     Может быть, на доме 80 по проспекту Независимости появится мемориальная доска, рассказывающая о замечательном человеке, прожившем здесь десять очень важных для него и для нас, минчан, лет.
     Будем на это надеяться.
Ссылки )
vadim_i_z: (Default)
     Огромная потеря. 
     Режиссер, фильмы которого смотрел всю жизнь ("Карнавальная ночь" вышла за год до моего рождения). Фильмы, разошедшиеся по цитатам. Фильмы, относящиеся к нечастому в советском кино жанру умной комедии.
     А ещё "Кинопанорама". Один из двух легендарных её ведущих.
     А ещё стихи и проза. "Берегись автомобиля" в виде повести мы увидели раньше, чем в формате киноленты.
     А ещё личное: у меня с Эльдаром Александровичем разница в возрасте была день в день ровно тридцать лет. Почему-то мне это очень нравилось.
     Ну вот, с завтрашнего дня эта разница начнёт сокращаться. Как жаль...
     P.S. Не хочу ставить серьезное фото. Не в его стиле это. Пусть будет такое:
vadim_i_z: (Кубоид Мориса Эшера)


Слова )

И снова эта песня, в который уже раз...
vadim_i_z: (Default)
     В ее имени слышится плеск аплодисментов. Она рифмуется с плакучими лиственницами, с персидской сиренью, Елисейскими полями, с Пришествием. Есть полюса географические, температурные, магнитные. Плисецкая –  полюс магии.
     Она ввинчивает зал в неистовую воронку своих тридцати двух фуэте, своего темперамента, ворожит, закручивает: не отпускает.
     Есть балерины тишины, балерины-снежины– они тают. Эта же какая-то адская искра. Она гибнет –  полпланеты спалит! Даже тишина ее –  бешеная, орущая тишина ожидания, активно напряженная тишина между молнией и громовым ударом.
     Плисецкая– Цветаева балета.
...
      Параллель с Цветаевой не случайна.
      Как чувствует Плисецкая стихи!
      Помню ее в черном на кушетке, как бы оттолкнувшуюся от слушателей. Она сидит вполоборота, склонившись, как царскосельский изгиб с кувшином. Глаза ее выключены. Она слушает шеей. Модильянистой своей шеей, линией позвоночника, кожей слушает. Серьги дрожат, как дрожат ноздри.
      Она любит Тулуз-Лотрека.
      Летний настрой и отдых дают ей библейские сбросы Сервана и Армении, костер, шашлычный дымок.
      Припорхнула к ней как-то посланница элегантного журнала узнать о рационе«примы».
      Ах, эти эфирные эльфы, эфемерные сильфиды всех эпох!«Мой пеньюар состоит из одной капли шанели».«Обед балерины– лепесток розы»…
      Ответ Плисецкой громоподобен и гомеричен.
      Так отвечают художники и олимпийцы.
      «Сижу не жрамши!»
      Мощь под стать Маяковскому. Какая издевательская полемичность!
      Я познакомился с ней в доме Л.Ю. Брик. На стенах ухмылялся в квадратах автопортрет Маяковского.
      Женщина в сером всплескивала руками. Она говорила о руках в балете. Пересказывать не буду. Руки метались и плескались под потолком, одни руки. Ноги, торс были только вазочкой для этих обнаженно плескавшихся стеблей.
      В этот дом приходить опасно. Вечное командорское присутствие Маяковского сплющивает ординарность. Не всякий выдерживает такое сходство. Майя выдерживает. Она самая современная из наших балерин. Век имеет поэзию, живопись, физику и нащупывает современный полет балета. Она– балерина ритмов ХХ века. Ей не среди лебедей танцевать, а среди автомашин и лебедок! Я ее вижу на фоне чистых линий Генри Мура и капеллы Роншан.
      Красота очищает мир.
      Париж, Лондон, Нью-Йорк выстраивались в очередь за красотой, за билетами на Плисецкую.
      Как и обычно, мир ошеломляет художник, ошеломивший свою страну.
      Дело не только в балете. Красота спасает мир. Художник, создавая прекрасное, преображает мир, создавая очищенную красоту. Она ошеломительно понятна на Кубе и в Париже.
      Ее абрис схож с летящими египетскими контурами.
      Да и зовут ее кратко, как нашу сверстницу в колготках, и громоподобно, как богиню или языческую жрицу, — Майя.
Андрей Вознесенский
vadim_i_z: (Default)

ХХ век

Вот и двадцатый кончается век,
И завершается этот забег.
Кто-то упал и остался лежать.
Кто-то еще продолжает бежать.
Бьют в барабаны, и в трубы трубят
Те, что болеют еще за тебя...

    А в далеком далеке
    Мячик плавает в реке.
    Тише, Танечка, не плачь.
    Не утонет в речке мяч.
    Гуси-гуси!
    — Га-га-га!
    — Есть хотите?
    — Да-да-да!
    — Чижик-пыжик,
    Где ты был?
    — На Фонтанке водку пил...

Дальше )

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 17th, 2017 07:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios