vadim_i_z: (Кубоид Мориса Эшера)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vadim_i_z в Иллюстрируем Олдоса Хаксли
Второе апреля, День единения народов.

А вот и цитата из классика. Длинная, потому и под катом, но уж очень уместная )

"О дивный новый мир", понятное дело, в переводе О.Сороки и В.Бабкова.


vadim_i_z: (Default)
     Скоро придет пора играть в шарики, гонять обруч и запускать воздушных змеев; можно уже ходить босиком, а воздух такой мягкий и пахучий, и пар подымается от земли, и птицы в лесу поют. Из комнат выносят печурки и убирают на чердак, а на рынке уже продают пестрые соломенные шляпы и рыболовные крючки, и девчонки гуляют в белых платьях и голубых лентах, а мальчишкам не сидится на месте, и всем ясно, что проклятой зиме конец. Зима — хорошая штука, когда это настоящая зима — со льдом на реках, градом, мокрым снегом, трескучими морозами, вьюгами и всем прочим, а вот весна никуда не годится — сплошные дожди, грязь, слякоть, одно слово — тоска, и уж скорей бы она кончилась. Вот и Том Сойер то же говорит.
Из  повести «Том Сойер – заговорщик»

 
vadim_i_z: (Кубоид Мориса Эшера)


     Сперва мне было непонятно, отчего в новой городской скульптурной композиции «Минский городовой» полицейский стоит с маленькой собачкой. Но потом я вспомнил рассказ Чехова «Хамелеон»...

     - Гм!.. Хорошо... - говорит Очумелов строго, кашляя и шевеля бровями. - Хорошо... Чья собака? Я этого так не оставлю. Я покажу вам, как собак распускать! Пора обратить внимание на подобных господ, не желающих подчиняться постановлениям! Как оштрафую его, мерзавца, так он узнает у меня, что значит собака и прочий бродячий скот! Я ему покажу кузькину мать!.. Елдырин, - обращается надзиратель к городовому, - узнай, чья это собака, и составляй протокол! А собаку истребить надо. Не медля! Она наверное бешеная... Чья это собака, спрашиваю?
     - Это, кажись, генерала Жигалова! - говорит кто-то из толпы.
     - Генерала Жигалова? Гм!.. Сними-ка, Елдырин, с меня пальто... Ужас, как жарко! Должно полагать, перед дождем... Одного только я не понимаю: как она могла тебя укусить? - обращается Очумелов к Хрюкину. - Нешто она достанет до пальца? Она маленькая, а ты ведь вон какой здоровила! Ты, должно быть, расковырял палец гвоздиком, а потом и пришла в твою голову идея, чтоб сорвать. Ты ведь... известный народ! Знаю вас, чертей!

     Ну, и так далее. Это, стало быть, городовой Елдырин ждет дальнейших распоряжений своего начальника.
 
 Фото позаимствовано отсюда.
vadim_i_z: (Default)
В это утро по главной дорожке
Шел веселый и рыжий парень
В желтовато-зеленой ковбойке.
А за парнем шагала лошадь.



Эта лошадь была прекрасна,
Как бывает прекрасна лошадь -
Лошадь розовая и голубая,
Как дессу незамужней дамы,
Шея - словно рука балерины,
Уши - словно чуткие листья,
Ноздри - словно из серой замши,
И глаза азиатской рабыни.

Прекрасна, да? )

Занудам: да, я знаю, что это не парень, а девушка прогуливает лошадь перед зданием ректората университета.
vadim_i_z: (Кубоид Мориса Эшера)
Портреты из продуктов питания Золотой телёнок
     Это не приготовление еды. Это создание портрета. Только вместо красок и гуаши – продукты. Необычна не только манера. Не слишком обычен и герой новой работы, над которой работает Павел Бондарь. Это – 45-ый президент США.
     Павел Бондарь, художник: “Мне кажется, что деньги играют очень важную роль в жизни и в карьере Трампа. А укроп, он же зелёного цвета, как раз рождает ассоциацию с цветом американских купюр”.
     Некоторое время назад автор изобразил Ван Гога, используя чай и хлеб. А Бейонсе подошёл шоколад в качестве материала.
     Павел Бондарь, художник: “Продуктов очень много, у них – разный вкус, разные качества, и, самое главное, разная способность держать форму. Что-то рассыпается, а что-то высыхает”.
     Пока с помощью пищевых продуктов созданы 10 портретов. В планах и мечтах – организация выставки. В числе изображённых есть Леди Гага (портрет из фруктов) и Елизавета Вторая (овсяные хлопья). Но проблема с продуктами в том, что они портятся и высыхают, теряя вид и приобретая неприятный запах, говорит сам автор.
     Первый его портрет вызвал в городе большой шум. Это был портрет заведующего гостиничным трестом. Феофан Мухин оставил станковистов далеко позади. Заведующий гостиничным трестом был изображен не масляными красками, не акварелью, не углем, не темперой, не пастелью, не гуашью и не свинцовым карандашом. Он был сделан из овса. И когда художник Мухин перевозил на извозчике картину в музей, лошадь беспокойно оглядывалась и ржала. С течением времени Мухин стал употреблять также и другие злаки. Имели громовой успех портреты из проса, пшеницы и мака, смелые наброски кукурузой и гречневой крупой, пейзажи из риса и натюрморты из пшена. Сейчас он работал над групповым портретом. Большое полотно изображало заседание Губплана. Эту картину Феофан готовил из фасоли и гороха. Но в глубине души он остался верен овсу, который сделал ему карьеру и сбил с позиций диалектических станковистов.
                   <--->
     Феофан работал у себя в садике, на открытом воздухе. Перед ним на табуретке сидел товарищ Плотский-Поцелуев, человек, видимо, робкий. Он, не дыша, смотрел на художника, который, как сеятель на трехчервонной бумажке, захватывал горстями овес из лукошка и рассеивал его по полотну.
     – Сколько вы получите за эту картину? – застенчиво спросил Поцелуев.
     Феофан приостановил сев, критически посмотрел на свое произведение и задумчиво ответил:
     – Что ж. Рублей сто двадцать музей за нее даст.
     – Однако дорого.
     – А овес-то нынче, – сказал Мухин певуче, – не укупишь. Он дорог, овес-то!
     – Это чепуха, – заметил Остап, – по сравнению с тем, что я видел в Москве. Там один художник сделал картину из волос, большую картину со многими фигурами, идеологически выдержанную, хотя и пользовался волосами беспартийных, был такой грех. Но идеологически, повторяю, картина замечательно выдержана. Называлась она «Дед Пахом и трактор в ночном». И, знаете, это была такая строптивая картина, что с ней уже и не знали, что делать. Иногда волосы на ней вставали дыбом. А в один прекрасный день она совершенно поседела, и от деда Пахома с его трактором не осталось и следа. Но художник успел отхватить за выдумку тысячи полторы. Так что вы не очень обольщайтесь, товарищ Мухин. Овес вдруг прорастет, и ваши картины заколосятся. И вам уже больше никогда не придется снимать урожай.
     Диалектические станковисты сочувственно захохотали. Но Феофан не смутился.
     – Это звучит парадоксом, – заметил он, возобновляя посевные манипуляции.

Заголовок евроньюзовской новости напомнил, конечно, эпиграмму Константина Симонова...
vadim_i_z: (Default)
Он устало взялся за руль, и как раз вовремя, чтобы аэроплан не врезался в купол собора.
Тусклое море облаков лежало почти у самой его вершины, и крест на макушке шара казался буйком среди свинцовых волн.

vadim_i_z: (Default)


    — Великие люди! Обратите внимание, предводитель. Видите, чуть повыше облака и несколько ниже орла. Надпись: «Коля и Мика, июль 1914 г.» Незабываемое зрелище! Обратите внимание на художественность исполнения! Каждая буква величиною в метр и нарисована масляной краской! Где вы сейчас, Коля и Мика?
    Задумался и Ипполит Матвеевич.
    Где вы, Коля и Мика? И что вы теперь, Коля и Мика, делаете? Разжирели, наверное, постарели? Небось теперь и на четвертый этаж не подыметесь, не то что под облака — имена свои рисовать.
    Где же вы, Коля, служите? Плохо служится, говорите? Золотое детство вспоминаете? Какое же оно у вас золотое? Это пачканье-то ущелий вы считаете золотым детством? Коля, вы ужасны! И жена ваша Мика противная женщина, хотя она виновата меньше вашего. Когда вы чертили свое имя, вися на скале, Мика стояла внизу на шоссе и глядела на вас влюбленными глазами. Тогда ей казалось, что вы второй Печорин. Теперь она знает, кто вы такой. Вы просто дурак! Да, да, все вы такие — ползуны по красотам! Печорин, Печорин, а там, гляди, по глупости отчета сбалансировать не можете!
    — Киса, — продолжал Остап, — давайте и мы увековечимся. Забьем Мике баки. У меня, кстати, и мел есть! Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося здесь были».
    И Остап, недолго думая, сложил на парапет, ограждавший шоссе от кипучей бездны Терека, запасы любительской колбасы и стал подниматься на скалу.


И вот что у него вышло )
 
vadim_i_z: (Default)

От лунного света
Зардел небосклон,
О, выйди, Нисета,
Скорей на балкон!
vadim_i_z: (Default)
     После проливного дождя и резких порывов ветра, не унимавшихся всю ночь, на кирпичной стене еще виднелся один лист плюща -  последний!  Все еще темнозеленый у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке в двадцати футах над землей.
     – Это последний, - сказала Джонси. - Я думала, что он непременно упадет ночью. Я слышала ветер.



Или так )
 
vadim_i_z: (Default)




     Вошли мы в комнату. Мебель, как у бродвейского маклера, дубовые конторки, два телефона, кресла и кушетки, обитые испанским сафьяном, картины, писанные масляной краской, в позолоченных рамах, а рамы в ширину не меньше фута, а в уголке – телеграфный аппарат отстукивает новости.
     – Алло, алло! – кричит фермер. – Это Риджент-театр? Да, да, с вами говорит Планкетт из имения "Центральная жимолость". Оставьте мне четыре кресла в первом ряду – на пятницу, на вечерний спектакль. Мои. Всегдашние. Да. На пятницу. До свидания.
     – Каждые две недели я езжу в Нью-Йорк освежиться, – объясняет мне фермер, вешая трубку. – Вскакиваю в Индианополисе в восемнадцатичасовой экспресс, провожу десять часов среди белой ночи на Бродвее и возвращаюсь домой как раз к тому времени, как куры идут на насест, – через сорок восемь часов. Да, да, первобытный юный фермер пещерного периода, из тех, что описывал Хаббард, немножко приоделся и обтесался за последнее время, а? Как вы находите?

vadim_i_z: (Default)
Москва высотная вставала,
Как некий странный павильон...
Канала только не хватало,
Чтоб с Марса был замечен он!

Не удивляйтесь странным бликам - снято из окна движущегося троллейбуса.
 
vadim_i_z: (Default)
     — Животных этих ты видел?
     Он вдруг засмеялся.
     — Видел, конечно… Одно прямо в окошко влезло, рогатое такое, только рога не твердые, а как у улитки… Очень потешное…
     — То есть, ты сам не испугался?
     — Нет, я же вам говорю: испугался, конечно, что я вам врать буду? Мама вбежала вся белая, я думал — несчастье какое-нибудь… Думал, с папой что-нибудь…
     — Понятно, понятно. Но животных-то ты не испугался?
     Кир сказал с досадой:
     — Да почему их надо бояться? Они же добрые, смешные… Они же мягкие, шелковистые такие, как мангусты, только без шерстки… А то, что они большие, — так что же? Тигр тоже большой, так что же, я его бояться должен, что ли? Слон большой, кит большой… Дельфины большие бывают… А эти животные ну никак не больше дельфина, и ласковые они такие же…

vadim_i_z: (Default)
Гляжу я: мусіць, ужо вечар, бо маладзік на неба ўзлез...




Так, я ведаю, што гэта не маладзік, а перая чвэрць.
vadim_i_z: (Default)







Я — Франсуа, чему не рад,
Увы, ждет смерть злодея,
И сколько весит этот зад,
Узнает скоро шея.
vadim_i_z: (Default)
Получается, не «одни поддельные цветы дождя боятся»?..
vadim_i_z: (Default)
Громада двинулась и рассекает волны.
Плывет. Куда ж нам плыть? ......

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 03:46 am
Powered by Dreamwidth Studios